Пятница, 24.11.2017, 08:43
Приветствую Вас, Гость
Главная » 2014 » Июль » 24 » "Здесь вам не курорт"
Гипермаркет Аренды Недвижимости OPENh.RU
02:03
"Здесь вам не курорт"

Сирийские беженцы уже четвертый год живут в санаториях КБР. Только вот их жизнь — далеко не отдых. 
Кабардино-Балкарская Республика — единственный регион на Северном Кавказе, который имеет уникальный опыт принятия беженцев. Беженцы из Чечни жили в санаториях Нальчика не только на время наведения «конституционного порядка», некоторые смогли «задержаться» в гостеприимной столице КБР на пару лет после установления мира на малой родине. В настоящее время кабардинцы и балкарцы принимают на своей земле беженцев из Сирии и Украины.
Земля предков
Первые беженцы из Сирии появились в Кабардино-Балкарии в конце 2011 года. Их, по уже имеющемуся опыту принятия беженцев из Чечни, расселили по санаториям Нальчика. Все прибывшие – этнические черкесы, чьи предки проживали на территории современной КБР. Приехать в Россию им помогла Международная черкесская организация, которая объединяет черкесов по всему миру.
Большая часть беженцев из Сирии обратилась за разрешением на проживание в России. Всего в республике 407 сирийцев имеют такое разрешение. Следующий этап для них – получение вида на жительство. Его уже получило 328 человек.
«Все, кто приехал сюда, – родом из Северного Кавказа. У нас не было особого выбора, в какую республику ехать. Даже у Кабардино-Балкарии, Республики Адыгея и Карачаево-Черкесской республики возможности принять нас были ограничены. Другие субъекты не предоставили нам возможности приехать, поэтому мы разместились в этих трех республиках», – рассказывает сирийский беженец Риад Кат.
Беженцев после приезда разместили в санатории «Джайлык», а затем разделили: часть переехала в «Терек», а часть в «Эльбрус».
«Когда мы приехали в санаторий «Эльбрус», местные жители узнали о нас. Все, независимо от национальности, но чаще черкесы и балкарцы, приходили проведать нас. Когда они узнали об обстоятельствах, в которых мы оказались, начали оказывать нам помощь. Кто-то помогал, принося продукты питания, кто-то медикаментами или оказанием медицинской помощи», – говорит беженец.
По словам переселенцев, единственная помощь, которую им оказали местные власти, – предоставили санатории для проживания. Однако местные общественные организации и бизнесмены помогли 20 семьям из Сирии получить квартиры в Нальчике.
Средства на проживание, привезенные с собой из Сирии, у беженцев подошли к концу, а получить работу иностранцам – сложно. Чтобы принять беженца на работу, организация должна иметь разрешение на привлечение иностранных граждан. Вместе с тем, специальности, которые имеют сирийцы, не всегда востребованы, и они пополняют ряды местных безработных.
«Процентов 90% беженцев из Сирии владеют кабардинским языком, 5% – русским. Незнание языка – основная проблема для них. Мы совместно с Кабардино-Балкарским государственным университетом и Международной черкесской организацией проводим семинары, обучающие русскому языку и законодательству РФ, которое они должны соблюдать, находясь здесь», – говорит Анзор Арамисов, начальник отдела виз и регистрации иностранных граждан УФМС России по КБР.
По словам Риада Ката, единственная работа, которую могут найти беженцы, независимо от квалификации и опыта работы, связана с физическим трудом.
«Рабочие места есть, но они не соответствуют квалификациям, которые мы имеем. Например, инженер-механик здесь работает на автомойке, стоматолог – строителем. Все, чем мы можем тут заниматься, – это физический труд или ремонтные работы», – говорит он.
По словам сотрудников УФМС Кабардино-Балкарии, основные проблемы, с которыми сталкиваются граждане Сирии, — это места для проживания, материальное обеспечение и оформление документов, так как между Сирией и Россией действует визовый режим.
«Срок пребывания на основании визы 3 месяца, и за это время невозможно оформить все документы в надлежащем виде. Им приходится выезжать из страны, заново получать приглашение на въезд и возвращаться. Кроме того, есть документы, которые они должны получать по месту проживания в Сирии, а там, как известно, с военными действиями не все инстанции работают.
Насколько я знаю, все необходимые условия в санаториях есть. Может быть, есть личные моменты у каждого, что касается нашей службы, мы оказываем помощь. Также им помогают общественные организации и жители республики. В прошлом году провели благотворительный марафон для оказания помощи сирийским беженцам: собирали деньги, которые были направлены на оказание помощи.
Нам не известны случаи, чтобы сирийцы выражали недовольство тем, что кому-то помощи оказывается больше, а кому-то меньше. В первую очередь даже местное население видит, что помощь оказывается как прибывающим из Сирии, так и прибывающим с Украины в равной степени», – говорит Арамисов.
Несмотря на это, беженцы из Сирии в один голос заявляют о плохих условиях проживания.
«В нашем предыдущем месте жительства не было горячей воды и отопления зимой. Здесь все это пока есть, но нет электричества в столовой, поэтому мы готовим в своих комнатах. Мы все используем электрические плитки, из-за чего случается перегрузка сети, и электричество вырубается. Поэтому мы все вынуждены готовить в разное время, чтобы не держать наши плитки включенными одновременно.
В Сирии у нас был свой дом с тремя спальными комнатами. Здесь мы живем втроем в одной комнате: я, моя жена и дочь. Готовим здесь же, в углу. Сбережения, которые мы привезли с собой, уже закончились. Мы питаемся теми продуктами, которые нам приносят местные волонтеры», – рассказывает Кат.
Дорогие гости
В санаториях Нальчика размещено 158 беженцев с Украины, хотя на территорию республики прибыло 443. Большая часть украинцев живут у родственников и друзей, пояснили нам в УФМС России по КБР. Поэтому местные власти заявляют о возможности принять еще 500 человек.
 «Граждане Украины могут находиться на территории России 3 месяца, этот срок могут продлить еще на 3 месяца из-за военных действий. Больше половины беженцев хотят вернуться на Украину. Многие хотят выехать в центральную Россию, ближе к Москве. Там у них родственники в основном в Тульской, Тверской, Липецкой, Московской областях», – рассказал Мурад Жутов, начальник отдела по вопросам трудовой миграции беженцев и вынужденных переселенцев УФМС России по КБР.
По словам чиновника, в лагерях сбора беженцев распределяют по регионам, готовым их принять.
«Государство уделяет им большое внимание. Этот вопрос поднят на высоком уровне и контролируется», – отмечает Жутов.
В отличие от сирийских беженцев, украинские своими условиями жизни довольны: у них есть бесплатное трехразовое питание, стиральные машины, интернет, а также выдают деньги на текущие расходы.
«Приняли нас очень хорошо и относятся к нам очень хорошо. Встретил нас глава республики, журналисты, директор санатория. Все, что мы просим, в чем мы нуждаемся, нам предоставляют. Когда я уезжала, не бомбили, над нами только летали самолеты. Сейчас, конечно, там все намного серьезнее. Я во вторник уехала, а в субботу уже была бомбежка. Я приехала сюда одна, с семьей связываюсь по телефону», – рассказала Людмила Юрьева.
Попала она в КБР из лагеря беженцев в Донецке по распределению. По ее словам, после окончания боевых действий она вернется домой.
«Настроение у каждого разное. Кто-то хочет остаться в России, а кто-то уехать домой после окончания военных действий. Я хочу домой. Есть надежда, что осенью смогу вернуться», – говорит она.
Хава Хасмагомадова

: Общество | : 390 | : Sasha_Krivenko
Рейтинг:

Похожие материалы:

---
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]